Свежие:
Обзор иностранной прессы

Бездарное руководство пронзило народ до самых костей

Сегодняшняя ситуация в Иране почти катастрофична. Во всех областях очевидна некомпетентность и халатность всего государственного аппарата. Вопреки общему мнению о том, что причиной нынешнего печального положения являются всесторонние санкции Запада, можно смело заявить, что эти санкции всего лишь выявили результаты неразумности нынешних руководителей. В прошлом такая неразумность тоже имела место, и если мы захотим перечислить все примеры, это будет слишком долгая история. Однако прежде нефть могла покрывать некомпетентность правящих кругов и ограничивать ее последствия. В действительности, все исключительные доходы от нефти в период президентства Ахмадинежада тратились на заглаживание ошибок, допущенных из-за неразумности его самого и его команды, хотя они и отрицают это самым бесстыдном образом. Вы помните о подтасованных результатах президентских выборов и противостоянии с Мусави? Как же быть с лозунгом оппозиционеров «Ложь запрещена»?

Сдерживающие санкции Запада изо дня в день демонстрируют то, как в Иране осуществляется политическое руководство. В данной статье приводятся лишь некоторые наблюдения и выводы, которые, как я надеюсь, не останутся незамеченными политическим руководством. Я искренне не желал бы давать советы тем, кто не способен слышать, но у меня нет другого выхода. Я болею за свою страну и не могу не делать ту работу, которую умею.

В год, получивший название «Год поддержки национального производства», основные усилия руководства должны быть направлены на внутреннее производство, чтобы свести к минимуму последствия иностранных санкций. Основания для того, чтобы дать такое название текущему году, мы находим в новейшей истории Ирана, когда премьер-министр страны Мохаммад Мосаддык, приняв закон о национализации иранской нефти в 1951 году, на фоне острого противостояния с Великобританией и Соединенными штатами стал опираться на внутреннее производство и развитие экспорта.

Анализ данной стратегии не входит в мою задачу. Между тем, здесь важно отметить два момента. Один состоит в том, что правительство Мосаддыка имело законные основания для осуществления столь трудного проекта. Доказывают это и овации, которыми встречали его с сопровождающей делегацией после возвращения из Гаагского суда, а также тот факт, что утверждение проекта о национализации нефтяной промышленности сопровождалось поистине массовым народным движением. Второй момент заключается в том, что методы противодействия такому проекту тогда были настолько ограничены, что для его остановки Соединенным Штатам и Великобритании пришлось прибегнуть к такой затратной операции, как государственный переворот.

Однако, сегодня мало того, что у государства нет законных оснований для осуществления подобного проекта, методы, которыми располагает Запад, стали значительно эффективнее. Каждый день все больше официальных лиц твердят о том, что план «врагов» заключается в создании народного недовольства режимом. Подобные заявления отчетливо демонстрируют опасения правящих кругов относительно того, что такое давление вызовет общественную реакцию, и, кажется, вызваны самоутешением, типа: «Не бойся, ничего не произойдет, народ нас любит».

Напротив, социальный опрос, проведенный иранским телевизионным каналом IRINN, показывает, что более 60% населения согласны с тактическими уступками Ирана по ядерной программе. Вопреки этому, власти задумали повысить свой авторитет и предприняли ряд мер, которые, как они надеются, принесут плоды в году, предшествующем очередным президентским выборам. Основная суть этих мер будет сводиться к внешней либерализации политической обстановки внутри страны без освобождения из тюрьмы влиятельных политических заключенных, даже снятию блокады с лидеров оппозиционного «Зеленого движения» и стремлению провести напряженные выборы с кандидатурами от реформаторов.

С другой стороны, открываются и другие факты. Запад, несмотря на все удары, которые он нанес по Ирану, сам не понес ни малейшей потери. Те пути, которые использовал Иран для обхода санкций, ограничены Западом. Но еще более важным является то, что Иран в этой молчаливой битве потерял два своих главных преимущества. Первое – это иранская нефть, которая постепенно уходит с мировых рынков, и этот запланированный уход не вызывает там ни малейшего беспокойства. Цена на нефть – все та же и даже имеет тенденцию к снижению. Второе – это Ормузский пролив, который Иран фактически проиграл. Некомпетентность руководства приводит к тому, что каждый день угрожают закрыть Ормузский пролив представители власти, имеющие и не имеющие отношение к этому вопросу. В этом деле участвуют все, начиная с только что избранного депутата парламента, который собирает подписи, чтобы вынести этот вопрос на общественное обсуждение, и заканчивая крупными и мелкими военачальниками армии и Корпуса стражей исламской революции. Подобная некомпетентность становится причиной того, что имевшееся преимущество, которое мы могли использовать, но не имели для этого выработанной программы, навела на мысль других обезопасить свое положение. Недавно в Объединенных Арабских Эмиратах открылся нефтепровод Хабшан-Фуджейра с пропускной способностью 1,5 миллиона баррелей в сутки, с помощью которого стало возможным поставлять нефть в обход Ормузского пролива. Кроме того, Саудовская Аравия строит нефтепровод, по которому нефть будет поступать из этой страны, Ирака и даже Кувейта в Красное море. Соединенные Штаты заявили, что в скором времени в сотрудничестве со своими региональными союзниками проведут операцию по зачистке Ормузского пролива от морских мин, что является ответной мерой на возможность блокирования залива со стороны Ирана. По злой иронии, строительством эмиратского нефтепровода занималась Китайская инженерно-нефтестроительная компания, одно из инфраструктурных подразделений Китайской национальной нефтяной корпорации.

В то время, когда со всех сторон на нас давят санкции, наши главные союзники, Россия и Китай, думают только о своих интересах. Китай строит соперника Ормузского пролива, а Россия специально затягивает переговоры по ядерного проблеме, потому что – чем медленнее и бесполезнее они будут идти, тем быстрее Иран лишится своей уже очищенной нефти. Дело в том, что по причине схожести иранской и российской нефти нефтеперерабатывающие заводы, обслуживающие иранскую нефть, будут переходить на сотрудничество с Россией. Именно это сейчас и происходит.

Сложившаяся ситуация и показывает некомпетентность руководства. Мы, располагая гораздо большим потенциалом, чем слабые страны, наподобие Турции, легко могли бы вместо нее быть самой влиятельной державой в регионе, входить в состав Всемирной Торговой Организации и Большой двадцатки, но не входим. Более того, все сообщения о влиянии Ирана в регионе – это всего лишь фантазии нынешнего руководства Исламской республики. Например, первым лицом, посетившим Египет после прихода к власти исламистского президента Мухаммеда Мурси, была госсекретарь Соединенных Штатов, а первый официальный визит этого президента будет, конечно, в Саудовскую Аравию. Тунис тоже берет за образец для себя турецкую Партию справедливости и развития. Ситуация в Ливии тоже ясна. При Каддафи эта страна обменивалась с Исламской республикой взаимными услугами, но после падения его режима Национальное собрание Ливии представлено либералами, а не исламистами. Кроме того, главными участниками в разрешении сирийского кризиса являются Россия и Китай, а не Иран, и именно они не допускают военного вторжения Запада в эту страну.

Внешняя политика Исламской республики всегда базировалась на том, чтобы увеличивать напряжения до максимального уровня и получать от этого как можно больше выгоды. Возможно, при верном руководстве такая политика оправдана, но, к сожалению, и здесь все потеряно. Мы упустили пик напряженности и ничего не предприняли, а только обвиняли в трудностях то одних, то других. Много раз за время переговоров по ядерной проблеме, когда ситуация складывалась в нашу пользу, мы могли получить большие преимущества, но сейчас эта возможность уже упущена.

Результат противоборства, которое Исламская республика начала со всем миром с самого момента своего образования, сейчас всем очевиден. Когда в политике мечты затмевают реальность, когда страна с очень слабой экономикой (с половиной процента в мировом товарообороте) вступает в конфликт со всем миром, особенно – с Соединенными Штатами, ВВП которых превышает общий ВВП Европейского союза, любая позиция лидеров такой страны непременно обратится против ее народа. Мы ведем себя так, словно сами верим лжи наших собственных «национальных» СМИ о том, что ситуация в стране – «идеальная», и что Запад – на краю гибели. И никого, как ни странно, не удивляет, что в ответ на подорожание куриного мяса мы говорим о заговорах и каких-то несчастных реформах, от которых хочется плакать, а не смеяться. Не имея никакой определенной программы, мы стараемся восстановить контроль над хаотичным валютным рынком за счет специального подразделения и приказываем молочной продукции стать дешевле.

Сейчас ситуация такова, что в каждый момент может произойти взрыв народного гнева. К сожалению, действия народа предсказать невозможно. Однако в условиях, когда каждый день обваливается какой-то рынок, можно ждать чего угодно. Если учесть, что в месяц Рамазан обычно продукты дорожают, не ясно, что может произойти в ближайшее время.

Что бы мы ни делали за это время, мы так и не смогли заменить хлеб насущный демократией, к которой народ бы чувствовал потребность. В сложившейся ситуации сами продукты с трудом достаются большинству граждан, а некоторым не достаются и вовсе. Именно при таких обстоятельствах, когда нож вонзается до самых костей и терпеть уже нет сил, начинается движение.

К сожалению, я не думаю, что движение, которое начнется или уже начинается, будет отличаться сдержанностью и благоразумием. В лучшем случае – это будет какая-нибудь революция, если не слепой мятеж. Это движение натворит таких бед, что мы не сможем долгие годы от них оправиться.

Но никогда не поздно пресечь зло. Что это значит в нынешней ситуации? Другими словами – каковы конкретные предложения высшему руководству страны, то есть главному руководящему лицу государства аятолле Хаменеи?

Первое. Перестаньте поддерживать правительство, которое упрочилось, благодаря пятничному намазу 29 хордада 1388 года (19 июня 2009) и вашей беспрецедентной защите его руководителя. Если это правительство неэффективно, а всем известно, что так и есть, и последствия его некомпетентности выражаются в различных внутренних и внешних кризисах, позвольте органам, исполняющим законодательную и судебную власть, действовать согласно своим обязанностям, прописанным в Конституции.

Второе. Гарантируйте народу свободы, прописанные в третьей статье Конституции. Не комментируйте их так, чтобы это противоречило духу Основного закона. Народ «имеет право» назначать на государственные должности тех представителей, которых считает достойными для этого и которые были справедливо выбраны. Народ «имеет право» свободно проводить собрания и иметь свободные средства массовой информации.

Третье. Освободите политических заключенных, арестованных после спорных выборов 2009 года, и восстановите их права.

Как заявил в своем обращении №17 Мирхоссейн Мусавиви, которого вместе с Мехди Кяруби следует освободить самым первым: «Эта мера будет свидетельствовать не о слабости, а о дальновидности режима».

Kaleme«, Иран), перевод ИноСМИ